KidstaffСоветчица

Поиск по базе знаний

Спрашивайте и получайте ответ пользователей

Я такая боевая

Ювенальная Юстиция или МОЛЧАНИЕ КАНАДСКИХ КОНСУЛЬТАНТОВ

В 2010 году стартовал украинско-канадский проект «Реформирование системы уголовной юстиции относительно несовершеннолетних в Украине», предполагающий значительные изменения в правовой системе Украины. Идущая реформа базируется на утверждении, что украинская система работы с несовершеннолетними правонарушителями является неэффективной, а количество несовершеннолетних правонарушителей (молодежи, находящейся в конфликте с законом) чрезвычайно высоко.
В Газете «2000» (Украина) 19-25 апреля 2013г. была опубликована статья   Сергея Иващенко «На тёмной стороне рецидива» (стр.В1, В7), в которой содержалось интервью с руководителем украино-канадского проекта «Реформирование системы уголовной юстиции относительно несовершеннолетних в Украине» Таней Сэнфорд Аммар (Tawnia Sanford Ammar).
В упомянутом интервью г-жа Сэнфорд излагает взгляды на состояние украинской системы исправительных учреждений для подростков, совершивших преступления, сообщает о проделанной работе в рамках украино-канадского проекта   и участии в нём органов украинской власти, обрисовывает основные направления дальнейшего реформирования украинской системы [1].
Ознакомившись с содержанием статьи и проанализировав её содержание считаем, что она носит однобокий и манипулятивный характер, не отражает характера проводимых преобразований в рамках украино-канадского проекта и существующих угроз для украинского общества.
Мы попробуем исследовать основные тезисы, изложенные г-жой Сэнфорд в упомянутой выше статье.  
 
Часть 1. Игры с цифрами и смыслами: умысел или некомпетентность?
Исследуется "дореформенный" уровень подростковой преступности в Украине (2010) и сопоставляется с аналогичным уровнем Канады.  
  1.1. О юношеской преступности в Украине
Согласно информации статьи в Украине ежегодно вступают в конфликт с законом около 22 тыс. граждан, не достигших 18 лет. В 2011 году 1432 молодых преступников находились в специализированных колониях из них более половины (54,8% - 785 несовершеннолетних) осуждены на срок от 3 до 5 лет и ранее привлекались к уголовной ответственности (58,3% - 835 несовершеннолетних).
Г-жа Сэнфорд ссылаясь на карательный характер украинского правосудия высокий уровень рецидива содержащихся в колониях утверждает тезис о неэффективности украинской системы профилактики преступности среди подростков.
Однако такой тезис не является бесспорным.
До начала реализации украино-канадского проекта реформирования органов юстиции (2010) Детский фонд Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ) провел исследование и обнародовал доклад «Оценка правосудия в отношении несовершеннолетних. Реформа. Достижения. Украина» (2009, Daniel O'Donnell).
Согласно исследования ЮНИСЕФ количество правонарушений, совершаемых несовершеннолетними в Украине росло с 1992 года по 2003 год, после чего их количество резко сократилось. Количество преступлений, совершенных несовершеннолетними составляло 11 620 - в 1992 году, 21 800   - в 2003 году, 11170   - в 2007 году. 1100 несовершеннолетних содержалось в следственных изоляторах, 1800 – в специализированных колониях, 504 – в закрытых образовательных учреждениях [2]. Число содержащихся в этих учреждениях подростков постоянно сокращалось в 2000-х годах.
Данные ЮНИСЕФ подтверждаются информацией «Сборника данных судебной статистики о рассмотрении судами уголовных дел, совершенных несовершеннолетними в 2006-2010 годах» [3]. За период 2005-2010г.г. количество переданных в суды уголовных дел в отношении несоврешеннолетних сократилось с 15299 (2005г.) до 9999 (2010г.). Количество совершивших преступления в период испытательного срока (т.е. тот самый рецидив) также сокращалось с 1971 (2005г.) до 921 (2010г.). Соотношение общего количества осужденных несовершеннолетних к количеству осужденных к лишению свободы составляло 13939/2387 (2006г.) – 10882/2016 (2010г.).
Выходит, что уровень подростковой преступности в Украине стабильно снижался и до начала активной деятельности г-жи Сэнфорд в Украине (2010г.), что ставит под большой вопрос необходимость реализации украино-канадского проекта реформ вообще.
Но говорить о причинах детской преступности в Украине провайдеры реформы не любят. Авторы данной статьи 08.11.2010г. присутствовали на круглом столе «Консультации с общественностью касательно реформирования уголовной юстиции для несовершеннолетних» (Киев, ул.Госпитальная, 4, Гостиница «Русь», конференц-зал), проводившемся под председательством   г-жи Сэнфорд [4].
Участниками мероприятия г-же Сэнфорд задавался вопрос о том, каковы причины роста и падения подростковой преступности в 1990-2000-х годах, почему для решения существующей проблемы избран именно опыт Канады, является ли существующий масштаб проблем требующим коренной перестройки системы правосудия.
Поставленные тогда вопросы остались без ответа. Г-жа Сэнфорд лишь отшутилась – «определить причины преступлений - это все равно, что найти причину рака». Нет их и в современной публикации.
Основной базовый тезис проводимых реформ о провальной ситуации в Украине с подростковой преступностью не находит своего подтверждения.  
1.2. О юношеской преступности в Канаде        
По словам г-жи Сэнфорд, уровни подростковой преступности в нашей стране и в Канаде не слишком различаются (дословная цитата из «Газеты 2000»).
Обратимся к сведениям канадской статистики. Итак, по данным Канадского центра судебной статистики более 135 600 (!) молодых людей в возрасте до 18 лет были уличены в совершении уголовного преступления в 2011 году (на 18 100 меньше, чем в 2010 году). Из них более 57% юных преступников не соприкасались с системой официального правосудия и вовлечены в альтернативную, а 43% подростков официально предъявлены обвинения [5].
В 2010/2011 годах в государственной уголовно-исполнительной системе Канады насчитывалось около 14 800 молодых людей в возрасте от 12 до 17 лет. Из них более 13300 человек находились под надзором полиции или на испытательном сроке.
Чуть более 1500 человек в 2010/2011 годах (около 10% находящихся в уголовно-исполнительной системе Канады) находились под стражей или были приговорены к лишению свободы. Из них чуть более половины (54%) содержались в следственных изоляторах, ожидая суда, а остальные отбывали наказание в виде ареста. Сроки заключения для молодых преступников в Канаде невелики - 41% арестованных приговорены к одному месяцу заключения и менее, а еще 49% осужденных отбывают от одного до шести месяцев ареста [6].
Сравнивать официальные показатели юношеской преступности Украины и Канады достаточно тяжело, поскольку большинство стат.показателей Канады выражено в относительных величинах (N к 100.000 молодежи). Учитывая то, что население Украины больше, чем население Канады (в Канаде проживает более 33 млн.чел.) уровень регистрируемой подростковой преступности Канады в разы превышает уровень Украины.
В газетном интервью г-жа Сэнфорд сообщила - « В Канаде процесс реформирования системы криминальной юстиции в отношении несовершеннолетних длился сто лет, в общей сложности провели три реформы. Последнюю из них – в 2003 году ».  
Действительно, Закон об уголовном правосудии для молодежи (Youth Criminal Justice Act - YCJA), регулирующий деятельность исправительных служб для молодежи в возрасте от 12 до 17 лет был принят и стал применяться в Канаде с 2003 года.   Одной из главных задач YCJA было сокращение использования содержания под стражей несоврешеннолетних преступников и «разгрузка» уголовно-исправительной системы альтернативными видами «социальной реабилитации».
Получается, что через 10 лет «передовой» реформы Канада сравнялась с показателями Украины по количеству подростков, находящихся в уголовно-исправительной системе, многократно превосходя её по уровню регистрируемой подростковой преступности.
Учитывая уровень подростковой преступности и количество подростков в уголовно-исправительной системе Канады, за отсутствием соответствующих статистических данных можно предположить, что канадский уровень подросткового «постреформенного» уголовного рецидива является не меньшим, чем в Украине.      
Представляется, что о реальном положении дел с подростковой преступностью в Канаде г-жа Сэнфорд не может не знать, но сознательно вводит украинскую общественность в заблуждение.
Вывод – опыт Канады не может быть образцом для реформирования системы молодежного правосудия Украины, поскольку Канада вопреки проводимым реформам не справляется с проблемами подростковой преступности.      
Часть 2. Проблемы Украины глазами провайдера реформ
Тезисно излагаются взгляды г-жи Сэнфорд на проблемы украинской исправительной системы и даётся их критический разбор.            
 
Г-жа Сэнфорд в первой части интервью декларирует такие тезисы –
  • сроки наказания несовершеннолетних в Украине в «учреждениях закрытого типа» слишком длительные (средний срок - 4 года), что противоречит Конвенции ООН о правах ребенка (1989г.). Согласно «международных исследований» в тюрьмах подростки только приобретают уголовный опыт.
  • Выбор уголовных наказаний в Украине для подростков органичен (либо лишение свободы, либо условный приговор);
  • Во время испытательного срока с подростком не проводится работа, что приводит к рецидиву. Среди обитателей детских колоний «более 60% составляют те, кто повторно совершил преступление до окончания испытательного срока».
 
Разбор тезисов г-жи Сэнфорд начнем с конца
 
2.1. О высоком уровне юношеского преступного рецидива в Украине
 Согласно «Сборника данных судебной статистики о рассмотрении судами уголовных дел, совершенных несовершеннолетними в 2006-2010 годах» в Украине лишь около 20% осужденных за преступления несовершеннолетних (до 18 лет) приговариваются к лишению свободы (в т.ч. с испытательным сроком). В 2010 году общее количество приговоров в отношении несовершеннолетних составило 10882, из них реальное лишение свободы составило 929 (8,5%) [3, л.9]. В 2010 году было освобождено от отбывания наказания на основании ст.75 УПК Украины (испытательный срок) 7555 правонарушителей (69,4% всех осужденных в этом году).  
 
Согласно информации газетной статьи ранее привлекались к уголовной ответственности   58,3% воспитанников исправительных колоний, что составляет   835 человек.
Соотношение общего количества уже посаженных «малолетних рецидивистов» к общему количеству осужденного за год юношества составляет около 7% (а в годовом исчислении и того меньше). Может не все так ужасно в существующей системе и процент рецидива не так уж велик, как нам пытаются преподать?
 
Юношеский рецидив в Украине не является значительным. Высокий процент рецидива, приведенный г-жой Сэнфорд в интервью является следствием крайне низкого процента подростков, осужденных к реальному отбыванию наказания в виде лишения свободы.    
 
2.2. О безальтернативности существующих наказаний
Основное количество преступлений за которые осуждают несовершеннолетних в Украине составляют кражи (6802 приговора – 2010г.) и грабежи (1342 приговора – 2010г.) [3, л.3]. Действующий Уголовный кодекс помимо лишения свободы за совершение кражи (ст.185 УК) и грабежа (ст.186 УК) по неквалифицированным составам без отягчающих обстоятельств кроме лишения свободы предусматривает наказания в виде штрафа, общественных работ, исправительных работ, ареста до 6 месяцев.
 
Кроме того, действующий Уголовный кодекс (2001г.) предусматривает возможности для освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст.45 УК), примирением виновного с потерпевшим (ст.46 УК), в связи с передачей на поруки (ст.47 УК), в связи с изменением обстановки (ст.48 УК).
 
Сотрудники Государственного департамента Украины по исполнению наказаний связывают двукратное падение за последнее десятилетие количества отбывающих наказание малолетних преступников в исправительных учреждениях, в том числе, и с существующими в действующем Уголовном Кодексе Украины альтернативными видами наказаний, не связанными с лишением свободы [7].
 
Тезис о негибкости законов Украины по отношению к несовершеннолетним правонарушителям не находит своего подтверждения.      
 
2.3. О слишком длительных сроках заключения несовершеннолетних
Как уже отмечалось выше, реальному лишению свободы в Украине подвергается малая часть из осужденных несовершеннолетних преступников (менее 10%). Обращает на себя внимание, что высказывая тезис о «учреждениях закрытого типа» г-жа Сэнфорд тут же манипулятивно приравнивает их к «тюрьмам», между строк настаивая на свертывании существующей системы специализированных колоний и закрытых образовательных учреждений.
 
В то же время в обсуждаемой газетной статье упоминается, что 24,9% (357 чел.) воспитанников колоний до осуждения нигде не училось и не работало. 70% из осужденных вели асоциальный способ жизни [7]. Представляется сомнительным, чтобы данная категория подростков достаточно социализировалась вне и без помощи специальных учреждений с режимом дисциплины.
 
По информации сотрудников Государственного департамента Украины по исполнению наказаний при общем снижении количества подростков, осужденных к лишению свободы в 2000-х годах, отмечается увеличение количества осужденных за тяжкие преступления против личности. Так, в Мелитопольськой колонии для несовершеннолетних правонарушительниц в 2001 году за убийство отбывало наказание 2-3 лица, а в 2012 уже 14. В упомянутой колонии за особенно тяжкие преступления осуждено более 50% правонарушительниц [7].
 
В колонии для юношей г.Самбора Львовской области отбывают наказание 180 осужденных, из них 20 сидят за тяжкие телесные повреждения и убийства. 5 лиц осуждены на срок более 10 лет [7].
 
Украина является одним из лидеров в Европе по уровню умышленных убийств (5,2 на 100тыс.населения / 2356 умышленных убийств в 2011 году). Для сравнения   - в Канаде уровень умышленных убийств намного ниже (1,6 на 100 тыс.населения / 554 умышленных убийства в 2011г.) [8].  
 
Упомянутые встречные тенденции уменьшения количества осужденных к лишению свободы и рост количества тяжких преступлений среди несовершеннолетних, по всей вероятности, и предопределяет упомянутый г-жой Сэнфорд достаточно высокий средний срок наказаний в виде заключения свободы молодых преступников (4 года).      
 
Учитывая вышеизложенное, можно предположить, что источник роста тяжести подростковых преступлений следует искать вне стен воспитательных учреждений. Калькирование канадских реформ в связи с несхожестью портрета украинской и канадской подростковой преступности является безосновательным.      
 
Ссылки г-жи Сэнфорд на неназванные «международные исследования» в этой связи выглядят манипулятивными.
 
РАССМОТРИМ следующие тезисы, высказанные в статье «Газеты 2000» г-жой Сэнфорд о проблемах украинской системы наказания несовершеннолетних:  
  • В детской криминологии отсутствие одного из родителей, а также неблагополучное материальное положение семьи не является определяющим фактором, обуславливающим преступные наклонности подростка;
  • Относительно большое количество подростков из неблагополучных семей, отбывающие наказание в виде лишения свободы обусловлено юридической неграмотностью и бедностью неблагополучных семей.          
 
2.4. О незначительности факторов неполных семей и бедности.
Подавляющее большинство подростков, конфликтующих с законом, это дети, обделенные родительским вниманием, с дефицитом внимания к ним, гиперактивные дети [7].   52% осужденных к лишению свободы несовершеннолетних преступников выросли в неблагополучных или неполных семьях, в семьях с низким достатком, 21% – сироты [7].
 
Роль семьи, как главного фактора предотвращения подростковой преступности, установлена «Руководящими принципами Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних» (Эр-Риядские руководящие принципы), приятые Резолюцией 45/112 Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1990 года. В частности, пунктом 17 Руководящих Принципов определено – «Правительствам следует вырабатывать политику, способствующую воспитанию детей в условиях стабильной и благополучной семьи» [9]. Кстати, Эр-Риядские руководящие принципы ООН не являются популярными для цитирования среди современных провайдеров реформ, постоянно ссылающихся на международное законодательство.
 
Перейдем к материальному неблагополучию, как криминогенному фактору. Доля приговоров в отношении молодых людей до 18 лет за преступления, посягающие на чужое имущество, составила 82,56% (всего в 2010 году осуждено 10883, из них за имущественные преступления   - 8986) [3, л.3]. Преступления, посягающие на чужую собственность, имеют мотив ёё незаконного присвоения и, среди прочего, обусловлены наличием неудовлетворенных нужд преступника.  
 
Поэтому, считаем тезис об отсутствии влияния уровня материального достатка семьи молодого преступника является достаточного спорным.  
 
Кстати, на круглом столе 08.11.2010г. «Консультации с общественностью касательно реформирования уголовной юстиции для несовершеннолетних» (Киев) выступающий Алексей Лазаренко   -  главный специалист отдела мониторинга соблюдения прав человека МВД ( в настоящее время /2013/ имеет звание полковника милиции и занимает должность руководителя Управления криминальной милиции по делам детей МВД Украины ) также настаивал на том, что в конфликте с законом находятся подростки в равной степени как из бедных, так и из богатых семей. Очевидно, что нивелирование социально-экономического фактора детской преступности является общей мировоззренческой позицией провайдеров судебной молодежной реформы Украины.
 
К сведению - уровень достатка среднего   жителя Украины не является большим. Значение комплексного сравнительного показателя ООН - индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП) для Украины составляет 0,740/78 место (1-е место Норвегия – 0,955; 186-е место Нигер – 0,304). Значение ИРЧП для Канады – 0,911 / 11 место[10].  
 
2.5. О факторе юридической неграмотности молодых преступников и их семей и отсутствии доступа к качественной юридической помощи
Как уже отмечалось, коренная реформа молодежного уголовного правосудия в Канаде была проведена в 2003 году.
 
В связи с этим г-жа Сэнфорд в статье повествует о следующем – « Почему же основное «население» колоний — дети из неблагополучных или бедных семей? Мы в Канаде изучали эту проблему. У нас, как известно, имеется коренное население, и   долгое время было принято считать, что дети из числа представителей этих народов особенно часто попадают в заключение по причине склонности к совершению правонарушений . Однако реальная проблема, как показали исследования, в том, что они в силу многих причин не имеют возможности задействовать те юридические механизмы, которые позволили бы пройти через систему уголовного правосудия без лишения свободы. То же наблюдаем и в Украине. Неблагополучные и бедные семьи не могут оплатить услуги адвокатов…»  [1] .    
 
Однако, после 10 лет реформы молодежного правосудия доля молодежи из канадских индейцев, попадающих в уголовно-исполнительную систему, по-прежнему высока (!). Согласно данных Канадского центра судебной статистики в 2010-2011 г.г. процент индейцев в молодежной уголовно-исправительной системе составлял 24% для юношей и 34% для девушек. Доля молодых индейцев среди молодежи Канады составляет около 6% .
 
Получается так, что или реформа правосудия для молодёжи в Канаде неудачная и не достигает одной из задекларированных задач, или её провайдеры сильно ошибаются по поводу причин криминогенной ситуации среди индейцев (детей из неблагополучных детей). Тем более это странно, что по словам г-жи Сэнфорд   «на разработку нового закона были затрачены миллионы долларов»  [1].            
 
По нашему мнению, существовавшие до недавнего времени выводы канадской криминологии о врожденной склонности к преступной деятельности у определенных народов (канадских индейцев) могут свидетельствовать о расистской (колонизаторской) мировоззренческой матрице, как канадского научного сообщества, так и   канадского общества в целом.  
 
Итак, выводы руководителя реформы г-жи Сэнфорд о существующих проблемах уголовной юстиции Украины для несовершеннолетних крайне субъективны, что ставит под сомнение её квалификацию в этой области.        
 
 
Часть 3. Juvenile Justice (ювенальная юстиция) – термин с туманным смыслом
Исследуется смысл и толкования термина «ювенальная юстиция»
 
В интервью г-жи Сэнфорд Газете «2000» словосочетание «реформа ювенальной юстиции» отсутствует и фактически заменено более громоздким «реформирование система уголовной юстиции относительно несовершеннолетних» (РСУЮ). В свою очередь, на англоязычном сайте украинско-канадский проект поименован иначе -   The Juvenile Justice Reform Project in Ukraine (UJJRP) – «Реформа ювенальной юстиции в Украине» [16].
 
Является ли правильным переводом «Juvenile Justice» на русский   - «Система уголовной юстиции относительно несовершеннолетних»? Считаем, что термины «ювенальная юстиция» и «уголовная юстиция» не являются синонимами. Разберемся в причинах, вызвавших такую игру слов.
 
Словосочетание «ювенальная юстиция» уже не является чем-то необычным для юридической терминологии русского языка. Так, доктор юридических наук, профессор кафедры теории государства и права Одесской национальной юридической академии Наталья Крестовская, являющаяся проводником ювенальной реформы, в статье «Мифы и факты о ювенальной юстиции» отмечает: «Ювенальная юстиция – это международный термин, который касается системы юстиции, которая специально разработана для несовершеннолетних, которые совершили правонарушения» [17].
 
Далее в вышеуказанной статье Н.Крестовская категорично утверждает, что система ювенальной юстиции не предполагает вмешательство государства в семейные дела, ювенальная юстиция и процедура лишения родительских прав не связаны между собой, называя подобное толкование словосочетания «ювенальная юстиция» мифом [17].
 
В Российской Федерации реформа ювенальной юстиции началась раньше Украины и её проводят в нескольких пилотных регионах (Ростовская область и др.). Председатель Ростовского областного суда, доктор юридических наук, В.Н.Ткачев в интервью   порталу «Право.RU» заявлял: « Повторюсь, что  есть две  сферы судопроизводства: сфера уголовного судопроизводства по  делам о  преступлениях несовершеннолетних (ювенальная юстиция) и  сфера гражданского судопроизводства по  делам, в  которых затрагиваются интересы семьи и  несовершеннолетних» [18].
 
Итак, провайдеры реформ навязывают общественности толкование термина «Juvenile Justice» (ювенальная юстиция), как касающегося   исключительно  несовершеннолетних правонарушителей.
 
Но такой взгляд на толкование «ювенальной юстиции» не является единственным. Судья Ростовского областного суда (РФ), ответственный секретарь рабочей группы при совете судей РФ по созданию и развитию ювенальной юстиции в системе правосудия РФ Воронова Е.Л. в газетном интервью признавала, что ювенальная юстиция в России «… имеет две составляющие - сферу уголовного судопроизводства по делам о преступлениях несовершеннолетних и сферу гражданского. К ней у россиян немало нареканий… »   [19].    
 
Вышеупомянутая Н.Крестовская в своём автореферате диссертации «Ювенальное право Украины: генезис и современное состояние» (Одесса, 2008) указала – « Ювенальная политика предстает как стратегия деятельности общества и государства касательно обеспечения возобновления и социализации новых людских поколений, ювенальное право – как относительно самостоятельная система правовых норм,   направленных на обеспечение выживания, развития и защиты прав и интересов молодого поколения, а ювенальная юстиция (в широком смысле этого слова) – как один из инструментов реализации ювенальной политики, которая действует на основании норм ювенального права » [20].        
 
В данной интерпретации «ювенальная юстиция», как система, охватывает область « выживания, развития и защиты прав и интересов молодого поколения»,  а не только и исключительно сферу наказания молодых правонарушителей.
 
По нашему мнению расширительная интерпретация термина   Juvenile Justice (ювенальная юстиция) касательно правового регулирования всех сфер жизни молодежи более точно характеризует проводимые реформы в Украине и мире.
 
Насаждаемый зауженный смысл термина «ювенальная юстиция» лишает названия целый спектр правовых реформ в области регулирования молодежных и внутрисемейных отношений, чем создает существенное препятствие для общественного обсуждения сути этих изменений. Считаем, что украинско-канадский проект Juvenile Justice Reform Project in Ukraine (UJJRP) не ограничивается влиянием только на подростковую преступность в Украине и название проекта в английском варианте (ювенальная юстиция – в расширительном толковании) более соответствует сути проводимых изменений.
 
О судьбе термина «ювенальная юстиция» в нормативных документах Украины                      
 
Пунктом 4.8 Закона Украины «Национальный план действий касательно реализации Конвенции ООН о правах детей на период до 2016 года» N 1065-VI от 05.03.2009г. установлена обязанность Кабинета Министров Украины «изучить возможность создания системы ювенальной юстиции в рамках проведения судебной реформы с целью улучшения национального законодательства в сфере защиты прав детей…». Содержание самого термина Закон не раскрывает.  
 
С началом реализации украино-канадского проекта Министерство юстиции Украины издало Приказ №198/7 от 16.03.2010г. о создании рабочей группы по разработке проекта Концепции развития ювенальной юстиции в Украине. Рабочей группой был разработан проект Указа Президента Украины «Концепция развития ювенальной юстиции в Украине». В состав межведомственной рабочей группы вошли представители Министерства юстиции Украины, Министерства внутренних дел Украины, Министерства Украины по делам семьи, молодежи и спорта, Министерства образования и науки Украины, Генеральной прокуратуры Украины, Верховного суда Украины, Государственного департамента по исполнению наказаний, Высшей квалификационной комиссии адвокатуры при Кабмине Украины, Института законодательства Верховного совета Украины.          
 
Согласно преамбулы Приказ №198/7 был издан «… с целью построения современной системы ювенальной юстиции для уменьшения уровня преступности среди молодежи и улучшения защиты её прав интересов».
 
В ходе общественных обсуждений (май 2010 г.) содержания проекта «Концепция развития ювенальной юстиции в Украине» инициаторы не смогли убедительно раскрыть суть проблемы, которую предлагается решить, и обосновать необходимость проведения запланированных реформ.
 
Для преодоления общественного противодействия Министерство юстиции отменило Приказ №198/7, заменив его новым Приказом №491/7 от 27.05.2010г. «О создании рабочей группы по разработке проекта Концепции развития уголовной юстиции относительно несовершеннолетних».
 
Суть проведенных Минюстом изменений можно охарактеризовать словами Н.Крестовской: «Министерство схитрило, и в Приказе №491/7 от 27.05.2010г. заменило страшное слово «ювенальная» на более привычное «уголовная» (юстиция)»[21]. Если быть точными, это не совсем так - словосочетание «ювенальная юстиция» было заменено на «уголовная юстиция относительно несовершеннолетних».
 
Предложенный новой рабочей группой проект «Концепции развития уголовной юстиции относительно несовершеннолетних» был утвержден Указом Президента Украины Януковича   В.Ф. № 597/2011 от 24.05.2011г..
 
В дальнейшем «ювенальная юстиция» в нормативных документах Украины не встречается, хотя это не отразилось на англоязычной редакции названия канадско-украинского проекта «Juvenile Justice Reform…».
 
Итак, в Украине сложилась парадоксальная терминологическая ситуация.   Провайдеры реформ (в отличие от России) отказались от употребления словосочетания «ювенальная юстиция» для обозначения уголовной юстиции для юношества, хотя де-факто настаивают на употреблении словосочетания «ювенальная юстиция» исключительно в таком контексте. Зачастую этот терминологический догматизм является главным аргументом поборников реформы на проводимых общественных слушаниях.    
 
По нашему мнению подобная путаница свидетельствует о слабости ювенальных реформаторов в области обоснования необходимости проведения таких реформ и нежелании обсуждать «внеуголовные аспекты» проводимой ими деятельности.
 
В свою очередь, якобы некорректное употребление со стороны критиков реформы термина «ювенальная юстиция» в расширительном толковании дает повод для   высокомерных обвинений в «невысокой правовой культуре», «больных фантазиях», «агрессивном невежестве» и проч. [21, 22].
 
Зеркальные обвинения можно предъявить украинским ученым-правоведам, которые, получив высокие академические звания и должности, находясь на обеспечении государства, поощряемые щедрыми гонорарами иностранных заказчиков, допускают, по меньшей мере, «научную неряшливость» конъюнктурно употребляя один и тот же термин «ювенальная юстиция» в разных значениях то заужая, то расширяя его смысл.
 
Наверное, о таких «научных авторитетах» г-жа Сэнфорд в статье «Газеты 2000» указала: «… у Вас есть высокообразованные специалисты, осознающие необходимость изменить положение дел. Сотрудничая с этими людьми, мы убедились: им многое по плечу, причем они умеют находить приемлемые варианты в условиях ныне действующего законодательства. А такое встречается нечасто ».
 
О том, что термин «ювенальная юстиция» подразумевает под собой не только систему правосудия в отношении несовершеннолетних преступников можно судить по содержанию некоторых публичных мероприятий проводимых в рамках реформы. Так, 24-25 мая 2011 года в «Украинском доме» (Киев) была проведена международная конференция «Борьба с насилием в отношении детей: от отдельных действий комплексных стратегий».
 
Об уровне мероприятия можно судить по участвующим в ней лицам – с украинской стороны в ней принимали участие Первый вице-премьер А.Клюев, министр иностранных дел Украины К.Грищенко, зам.пред председателя Верховного совета Украины Н.Томенко, Уполномоченный по правам человека Н.Карпачёва. С иностранной стороны – Иван Попеску (вице-президент ПАСЕ), Марта Сантос Паис (спецпредставитель Генсекретаря ООН по вопорсам насилия в семье), Жозе Мануэль Пинту Тейшейра (глава Представительства ЕС в Украине), Стивен Ален (региональный директор регионального бюро ЮНИСЕФ по странам ЦВЕ / СНГ) и другие.
На протяжении двух дней специалисты из Финляндии, Литвы, Польши, Швеции, Норвегии, Италии, Молдовы, Болгарии, России, Франции, Мальты презентовали имеющийся опыт по борьбе с «насилием в отношении детей».
 
В рамках программы конференции 25 мая 2011 года в секции №2  «Место для детей-жертв, свидетелей и виновных в судебном разбирательстве» выступала героиня нашего повествования г-жа Т.Сэнфорд Аммар   с докладом «Реформирование ювенальной юстиции Украины». В этой секции выступала так же судья Верховного суда Украины Ольга Шаповалова с докладом   «Судебные процессуальные права несовершеннолетних правонарушителей и жертв преступлений».
 
Как мы видим, каких-либо проблем сопряжения «ювенальной юстиции» с проблематикой защиты прав детей, не являющихся преступниками, у провайдера реформ не наблюдается [39].  
 
Часть 4. Кто вы г-жа Таня Сэнфорд Аммар (Tawnia Sanford Ammar)?  
Краткое описание биографии Т.Сэнфорд Аммар
                     
Достаточно спорные суждения о причинах детской преступности, игра с понятиями и цифрами вынуждают изучить биографию, квалификацию и опыт работы руководителя украино-канадского проекта г-жи Тани Сэнфорд Аммар.
 
Изучение её биографии даст нам возможность поразмыслить о феномене молодежной реформы в Украине.  
 
Итак, г-жа Tawnia (Tawnia Leigh) Sanford уроженка Новой Шотландии   (Канада).
 
На своей родине г-жа Сэнфорд со степенью бакалавр оканчивает   Акадия Универститет (Acadia University, основан в 1838г.) по специальностям языки и теология.
 
На территории Acadia University, как факультет теологии, функционирует Acadia Divinity College (Божественный колледж Акадия; выделен в отдельную структуру из Acadia University в 1968г.), являющийся семинарией Конвенции Атлантических баптистских церквей. Основной миссией колледжа является «подготовка христианских лидеров». Г-жа Сэнфорд изучала теологию в Acadia Divinity College.
 
Далее, г-жа Сэнфорд со степенью магистра заканчивает Университет Карлтон (Сarleton University, Оттава, Онтарио, Канада) по специальности «русское регионоведение» (Russian-Area Studies). Представляется, что эта академическая специальность имеет свой генезис из (прошедшей?) "холодной войны" между странами Запада и Советским блоком.   В 1998г. защищает диссертацию «Создание Криминальной России» (The Creation of Criminal Russia, 272 стр.).
 
Статья «Создание Криминальной России», написанная г-жой Сэнфорд на основе диссертации, в 1998г. побеждает на конкурсе славистики, ежегодно организуемом Канадской Ассоциацией Славистов (The Canadian Association of Slavists - CAS)[11]. Статья базируется на обзоре содержания советских и российских газет «Известия» и «Московские новости» за период с 1985 по 1996г.г. на предмет освещения ими темы преступности [12]. В статье сравниваются подходы к информированию общественности о преступлениях в советский и постсоветский период и разное влияние этих подходов на формирование общественного мнения. По сути, статья носит не криминалистический, а обществоведческий характер и имеет критическую антисоветскую направленность (цитата из статьи - «… советское правительство отрицало существование преступности, в то время как правительство Ельцина объявляет, что преступность могла взять власть в стране …»).
 
Будучи студенткой, г-жа Сэнфорд участвовала в программах обмена с Одесским государственным университетом (факультет русский язык), Санкт-Петербургским университетом (юридический факультет) и Московским государственным университетом (русский язык).
 
На территории Университета Карлтон действуют более десяти мужских и женских братств (как местных, так и международных). Братства объединяют учащихся, а также   выпускников ведущих университетов Канады и США (будущую и настоящую элиту) и ставят целью развитие инициативы   и лидерских качеств своих членов. Многие выпускники-члены братств стали заметными в своих сферах деятельности, участие в деятельности братства характеризуется для его члена   как «фантастический сетевой ресурс» [32].                        
 
Г-жа Сэнфорд работала над проектами для университета Карлтон, Канадского бюро международного образования и Канадской службы безопасности и разведки [13]. Канадская служба безопасности и разведки это национальная служба разведки Канады. КСБР отвечает за сбор, анализ, передачу и распространение сведений секретного характера об угрозах национальной безопасности Канады и проведение секретных и открытых операций в Канаде и за её пределами.
 
После получения степени магистра г-жа Сэнфорд поступает на работу в Ассоциацию университетов и колледжей Канады (Association of Universities and Colleges of Canada – AUCC) на должность руководителя/директора программы международной помощи.
 
AUCC основана в 1911 году и объединяет 95 университетов и колледжей Канады. Одним из основных направлений деятельности AUCC является оказание помощи развивающимся странам в сфере государственного управления и «устойчивого развития». При поддержке Канадского агентства международного развития (CIDA) AUCC реализует 118 проектов в странах Азии, Африки, Ближнего Востока, Латинской Америки и Восточной Европы. AUCC также участвует в проектах международной технической помощи с привлечением ряда доноров, таких как - Всемирный банк, Азиатский банк развития, Межамериканский банк развития, Африканский банк развития и других [33].  
 
Большую часть своей взрослой жизни г-жа Сэнфорд провела, реализуя проекты «международной технической помощи», в других странах, в том числе в России, Украине, Латвии, Индии, Австрии [14]. Направляемая г-жой Сэнфорд помощь реализовывалась в различных сферах   - от экономической реформы в России до судебной реформы в Индии.  
В 1998г. г-жа Сэнфорд становится директором программы помощи   AUCC в реализации правовых реформ в Латвии.   В 2001 году тюремная администрация и Министерство юстиции Латвии наградили г-жу Сэнфорд золотой медалью "Служение Латвии" за работу над проектом правосудия для несовершеннолетних и создание национальной службы пробации.
 
Под руководством г-жи Сэнфорд   AUCC в 2005 и 2008 году реализует в Индии два проекта реформы системы правосудия. В 2008 году г-жа Сэнфорд является директором проекта AUCC «Улучшение услуг для молодежи группы риска в России».
 
Г-жа Сэнфорд отметилась и на коммерческом поприще. В период 2006-2009г.г. она была одним из директоров фирмы «NORTH AFRICAN TRADING CORP.» (идент.номер  6555233, Оттава, Канада, регистрация 19.04.2006г.) [36]. С 11.02.2009г. регистрация фирмы аннулирована.  
 
Г-жа Сэнфорд некоторое время проживала в Тунисе и через сеть Интернет приняла опосредованное участие в событиях «Жасминовой революции». В начале января 2011 года, Сэнфорд Аммар создет страницу на Facebook "Тунисские беспорядки", чтобы обеспечить англоязычных пользователей Интернет информацией о событиях в Тунисе, которая не была доступна в широкой прессе. Количество просмотров её странички за первые десять дней перевалило за 70000. Ссылка на одну из ёё статей «Как Фейсбук помог свалить старую 23-летнюю тунисскую диктатуру и зажечь Жасминовую революцию» («How Facebook Helped Fell the 23-Year-Old-Tunisian Dictatorship and Fuel the Jasmine Revolution») до последнего времени была размещена в разделе «Интернет в Тунисе» (Internet_in_Tunisia) англоязычной Википедии [15]. Ссылки на эту статью можно увидеть на различных ресурсах, посвященных «арабской весне».
                     
С 2010 года и по настоящее время г-жа Сэнфорд руководит «The Juvenile Justice Reform Project in Ukraine (UJJRP) – «Проектом реформы ювенальной юстиции в Украине».   Проект рассчитан на 5 лет и исполняется компанией «Агритим Канада Консалтинг Лтд.» во взаимодействии с министерством Генерального солиситора и общественной безопасности Правительства провинции Альберта при финансовой поддержке Канадского агентства международного развития.    
                   
Итак, руководитель украино-канадского проекта реформирования ювенальной юстиции в Украине Таня Сэнфорд Аммар не является специалистом по детской преступности (криминологом), она   - дипломированный специалист «по России», профессионально занимающаяся реформированием экономических и юридических систем третьих стран (преимущественно постсоветских), по-миссионерски сочувствующая установлению демократии западного образца в других странах.
 
К детской криминологии Канады, как, впрочем, и к деятельности государственных органов Канады в сфере молодежной юстиции, г-жа Сэнфорд не имеет никакого отношения. Мы не можем принимать во внимание её мнение, как мнение авторитетного специалиста.    
 
Часть. 5 Очертания Реформы
Дается анализ предоставленной г-жой Сэнфорд информации о направлениях реформы.  Во втором разделе части   дается информация  о спонсорах и исполнителях реформы  
 
В интервью «Газете 2000» как довод необходимости реформ г-жа Сэнфорд упоминает высокий уровень рецидива – «…Сегодня в стране среди обитателей воспитательных колоний более 60% составляют те, кто повторно совершил преступление до окончания испытательного срока. Все это подтверждает: особенно важное направление работы – профилактика правонарушений среди детей и подростков…».                
 
Далее г-жа Сэнфорд сетует на неэффективность действующих в Украине госорганов –   «…Хотя в стране есть соответствующие законодательные акты и госструктуры, но, возможно вследствие обилия вовлеченных в решение этой задачи ведомств и органов с недостаточно продуманными функциями, а также из-за отсутствия конкретных программ работы с теми, кто совершил правонарушения, система профилактики недостаточно эффективна ».   «…Изучив ситуацию, мы пришли к выводу, что в вашей стране госструктур и организаций, работающих с несовершеннолетними правонарушителями, хватает, однако между ними нет должного взаимодействия ».
 
Как выход г-жа Сэнфорд предлагает   «… улучшить то, что уже существует: разработать целостную систему работы с нарушившими закон детьми,   оставить после себя модели, которые будут реализовываться действующими национальными структурами ».
 
Судя по информации статьи «целостная система» на региональном уровне будет заключаться во взаимодействии – Уголовно-исправительной инспекции (УИИ), Уголовной милиции по делам детей (УМДД), областных, городских, районных центров социальных служб для семьи детей и молодежи, которые подчинены Министерству социальной политики Украины. При центрах социальных служб планируется создать новую структуру – «Центр посещения для детей и молодежи, конфликтующих с законом».
В правоприменительной сфере обеспечивать стройное функционирование системы призваны суды. Партнером украино-канадского проекта UJJRP является Верховный Суд Украины при котором создана рабочая группа, разрабатывающая как рекомендации судьям, так и предложения об изменении законодательства на предмет соответствия Конвенции ООН о правах ребенка.
 
Г-жа Сэнфорд в интервью упоминает что   «… в нашу задачу входит разработка механизма взаимодействия между УМДД и школами. Предполагается, что сотрудники милиции будут посещать школы, сотрудничать с их руководством и поддерживать отношения с детьми, родителями ».
 
Со своей стороны, оценивая размах запланированных реформ, обращает на себя внимание несоответствие запланированного масштаба изменений существующему масштабу задекларированной проблемы детской преступности.
 
Так согласно публикации «Газеты 2000» ежегодно в конфликт с законом вступает около 22 тыс. граждан, не достигших 18 лет. Как упоминалось выше, к уголовной ответственности в Украине привлекаются ежегодно около 10 тыс. юношей и девушек, из которых реально попадают за решетку менее 1000 и, как правило, за повторное совершение преступления. Таким образом, если верить газете у более половины юношей и девушек конфликт с законом состоит в совершении административных правонарушений.
При этом по данным Госкомстата Украины количество учащихся школ в Украине в учебном году 2012/2013 составила 4222000 чел.. Всего молодежи от 0 до 17 лет в Украине по состоянию на 2012 год - 7971600. Количество средних учебных заведений в Украине в 2013 году составляет 19700 [23].
 
Исходя из приведенных выше цифр, доля правонарушителей к общему количеству школьников составляет примерно 0,5%, а доля реально попавших в исправительные учреждения и того меньше – 0,02%.          
 
Можно предположить, что количество чиновников, вовлекаемых в создающуюся «целостную систему» по борьбе с детской преступностью будет значительно превосходить количество малолетних заключенных, ведь судя по всему «профилактически работать» предполагается со всеми детьми, а не только с преступившими закон.
 
Исходя из поставленных целей не может не вызывать изумление и методологическая узость реформаторов – бороться с детской преступностью и профилактировать её предполагается исключительно путем наращивания чиновничьего аппарата, улучшения координации в разных его частях, расширения компетенции и влияния государственных органов пусть и со смягчением наказания малолетних преступников. По нашему мнению это означает борьбу с последствиями, а не с причиной детской преступности.
 
Считаем, что несоответствию целей и мероприятий реформы есть более логическое объяснение, изложенное в следующем разделе.              
 
5.2. Спонсоры и Исполнители реформы
                     
Разбираясь в том, соответствует ли содержание реформы её задекларированным целям, обратимся к канадским исполнителям реформы. Из интервью г-жи Сэнфорд понять кто конкретно является исполнителем проекта невозможно. Упоминается лишь, что проект осуществляется при финансовой поддержке правительства Канады. Эта информация является не полной и не вполне точной.      
 
Итак, согласно информации сайта http://youthjustice.org.ua проект «Реформирование системы ювенальной юстиции в Украине» (UJJRP) исполняется компанией Агритим Канада Консалтинг Лтд. (Agriteam Canada Consulting Ltd.) в сотрудничестве с Министерством Генерального солиситора и общественной безопасности Правительства провинции Альберта при финансовой поддержке Канадского агентства международного развития.
                     
Исполнитель  - «Агритим Канада Консалтинг Лтд.» была создана в 1986 году Робертом Френсисом    (Robert (Bob) Francis) в городе Калгари (Альберта, Канада) и является частной компанией. Г-н Фрэнсис имеет степени бакалавра сельского хозяйства и биологии животных (University of Calgary) и магистра естественных наук, закончил аспирантуру Школы сельского хозяйства Университета Ноттингем (Великобритания).
 
Судя по всему, «Агритим Канада» длительное время специализировалась исключительно в сфере сельского хозяйства и животноводства (свиноводства). Роберт Френсис участвовал в канадско-китайских проектах реформирования сельского хозяйства КНР.
 
Специализация фирмы видна также из её названия, которое состоит из двух частей   Agri[culture]   - сельское хозяйство и   team – команда. Заглавную часть названия фирмы можно перевести как «Сельхозкоманда» или «Агрокоманда».                      
 
В настоящее время сферы деятельности «Агритим Канада» значительно расширились.   «Агритим Канада» позиционирует себя фирмой по управлению проектами изменений и реформ в «развивающихся и переходных странах-партнерах». Когда произошло расширение спектра услуг фирмы достоверно не известно. Возможно, это произошло во второй половине 2000-х. В сети Интернет есть информация о существенной реконструкции сайта «Агритим Канада» в 2008 году из-за того, что сайт фирмы « был устаревшим, не отображался в поисковых системах и вводил в заблуждение  пользователей, желающих найти ключевую информацию » [37].
 
Сферами, в которых «Агритим Канада» помогает «странам-партнерам», являются достаточно обширными и охватывают здравоохранение, народонаселение, гендерное равенство, образование, сельское хозяйство, государственное управление, правовую и судебную системы, окружающую среду и другие.
 
Согласно информации сайта фирмы с момента образования «Агритим Канада» уже реализовала более 170 проектов по всему миру.
 
Около 200 сотрудников «Агритим Канада» работает в офисах фирмы, расположенных в 14 городах стран Азии, Африки и Латинской Америки. Финансируют деятельность «Агритим Канада» ряд организаций, среди которых Канадское агентство международного развития (CIDA), Всемирный банк, Азиатский банк развития, Межамериканский банк развития и Организация Объединенных Наций [24].
 
«Агритим Канада» для реализации проектов сотрудничает с многочисленными университетами и колледжами Канады. Возможно, что это сотрудничество и было причиной привлечения работника Ассоциации университетов и колледжей Канады Тани Сэнфорд Аммар к участию в руководстве проекта.      
 
Проект «Реформа ювенальной юстиции» (№ Z020624-002) проводимый в Украине имеет бюджет   6 661 799,00 долл.США и рассчитан на период с 08.01.2010г. по 30.09.2014г.. В разделе отчета «Достижения и результаты» проекта отмечено, что по инициативе заинтересованных сторон Правительство Украины одобрило два ключевых политических документа, которые служат основой для развития ювенальной юстиции (YJ). По всей видимости имеются ввиду – Указ Президента Украины №597/2011 от 24.05.2011г. «О концепции развития уголовной юстиции относительно несовершеннолетних» и Распоряжение Кабинета Министров Украины №1039-р от 12.10.2011г. «Об утверждении плана мероприятий по реализации Концепции развития уголовной юстиции относительно несовершеннолетних».          
 
Роль регионального органа власти Канады - Министерства Генерального солиситора и общественной безопасности Правительства провинции Альберта в соисполнении проекта UJJRP не является ясной исходя из имеющихся в доступе документов. В одном из мероприятий, организованных «Агритим Канада» совместно с Высшим специализированным судом Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел принимал участие чиновник правительства провинции Альберта [29]. В другом, аналогичном по содержанию, чиновник из другой провинции Канады - Онтарио [30].  
Создается такое впечатление, что задекларированное привлечение к соисполнению проекта органов канадской провинции Альберта призвано закамуфлировать негосударственный статус основного исполнителя - «Агритим Канада».            
 
Заказчик -    Канадское агентство международного развития (Canadian International Development Agency - CIDA). Агентство было создано в 1968 году и основной его задачей является администрирование программ иностранной помощи в развивающихся странах. Эти программы CIDA может реализовывать как самостоятельно, так и при участии других канадских и международных организаций. CIDA подотчетна парламенту Канады. С марта 2013 года CIDA включена в структуру Министерства иностранных дел, торговли и развития Канады.                
 
Согласно информации с сайта CIDA исключительно в Украине при поддержке Агентства начиная с 2004 года было реализовано и реализуется 36 проектов с общей сумой финансирования, превышающей 150 млн. долл.США [25]. Помимо ювенальной юстиции сферы реализации проектов в Украине являются разнообразными и включают в себя такие как – создание большей свободы для СМИ, поддержка избирательной системы, реформирование системы лабораторий по проверке качества зерна, развитие аграрного сектора в т.ч. системы страхования в сельском хозяйстве, реформирование судебной системы,   обучение чиновников местного самоуправления, мониторинг банковской системы и повышение потенциала Национального банка Украины, повышение потенциала Государственной таможенной службы, борьба с коррупцией, интеграция Украины в систему международной торговли, инклюзивное образование для детей с ограниченными потребностями, применение в государственном управлении информационных систем и т.д.[25]. Зачастую декларируемые цели проектов параллельно включают также вопросы «гендерного равноправия».
 
Приоритетом Министерства иностранных дел, торговли и развития Канады, (составной частью которого является CIDA) на 2013-2014г.г. определено, среди прочего –
«Обеспечение будущего молодежи в развивающихся странах»(!). Раздел приоритетов Министерства «Безопасное и надежное будущее для детей и молодежи» предполагает -            
  • Укрепление и выполнение программ по лучшей защите «прав человека» для детей и молодежи, особенно девочек, которые подвергаются повышенному риску насилия, эксплуатации и жестокого обращения;
  • Предпринятие мер для того, чтобы школы являлись безопасными и свободными от насилия, жестокого обращения и имели дружественную для детей среду обучения;
  • Помощь молодежи группы риска в поиске альтернативы насилию и преступности, становлении ею положительными и продуктивными членами общества [26].
 
Исходя из всего вышеизложенного, права детей и молодежи Украины, обучающий и воспитательный процессы в школах Украины, как «развивающейся страны», являются сферой непосредственных интересов Канады в лице органа власти этого государства - Министерства иностранных дел, торговли и развития Канады.  
 
Упомянутые г-жой Сэнфорд мероприятия по проведению ювенальной реформы четко укладываются и корреспондируются с приоритетами спонсора и заказчика реформы – CIDA.
 
В этой связи есть все основания полагать, что   продвигаемые в Украине реформы не ограничиваются только сферой уголовной юстиции, а так или иначе подразумевают создание системы ювенальной юстиции в широком смысле этого понятия, охватывающей области « выживания, развития и защиты прав и интересов молодого поколения»(Н.Крестовская).
 
Выводы о том, что реформа уголовного правосудия для детей является лишь начальным этапом реформы ювенальной юстиции находят своё подтверждение в истории аналогичных реформ в других странах. Например, реформа уголовного правосудия для молодежи в США была начата в 1974 году с принятием профильного закона. В рамках реформы были созданы специализированные правоприменительные органы (суды, прокуратуры и т.д.) для несовершеннолетних преступников. С принятием Конвенции ООН «О правах ребенка» действующая в США система молодежного правосудия в 1990г. была модернизирована для противодействия «жестокому обращению с детьми».
 
Будучи лидером реформ в области юношеского правосудия США остаются мировым лидером (в абсолютных и относительных показателях) по количеству подростков, пребывающих за решеткой. По состоянию на 2002 год приблизительно 126000 молодых людей пребывало только в специализированных местах заключения для молодежи. В 2006 г. ограничено   свободу 500000 подростков. Статистика молодежной преступности США не учитывает подростков, правоприменение в отношении которых проводится по «взрослым правовым лекалам». В 2003 году в США были арестованы 2,2 млн. лиц до 18 лет, по подозрению в совершении   уголовных преступлений связанных с кражами,   нарушениями общественного порядка, наркотиками [34, 35].
 
Часть 6.   Субъектность Украины в реформе
 
 
В интервью «Газете 2000» г-жа Сэнфорд сообщает: « Не будь мы ограничены во времени и финансах, выбрали бы кардинальный подход: реформировать соответствующее законодательство. Но поскольку такой возможности у нас нет, остается улучшить то, что уже существует: разработать целостную систему работы с нарушившими закон детьми и оставить после себя модели, которые будут реализовываться действующими национальными структурами»  [1].  
 
Обращает на себя внимание, что г-жа Сэнфорд говорит о своей деятельности, как о деятельности субъекта, рассматривая украинскую систему юстиции, как объект своего воздействия.
 
6.1. Юридическая сторона реализации Проекта UJJRP  
Согласно информации сайта  http://youthjustice.org.ua  главными партнерами проекта UJJRP со стороны Украины являются Министерство юстиции Украины и Верховный Суд Украины. На сайте проекта отсутствует информация о том, на основании какого документа (договора, соглашения) осуществляется взаимодействие между органами исполнительной власти Украины и «Агритим Канада Консалтинг Лтд.». Правовая подоплёка сотрудничества украинских государственных и муниципальных органов с иностранными организациями и компаниями по вопросам реформирования системы правосудия является неясной.        
 
Фактическим началом реализации Проекта является издание Министром юстиции 16.03.2010г. Приказа №198/7 от 16.03.2010г. о создании рабочей группы по разработке проекта Концепции развития ювенальной юстиции в Украине. В марте 2010 года   состоялось первое заседание рабочей группы на котором г-жа Сэнфорд (представлена как «советник по вопросам подросткового правосудия»)   презентовала основные компоненты и стратегические подходы реализации Проекта UJJRP.
 
Формально Проект стартовал чуть позже - 31.03.2010г., когда под председательством заместителя Министра юстиции Украины Валерии Лутковской и Председателя отдела технической помощи Посольства Канады в Украине Кати Чаба состоялось заседание Руководящего совета Проекта. В заседании приняли участие представители Верховного Суда Украины, Министерства юстиции Украины и компании «Агритим Канада». На заседании были утвержден план реализации Проекта. Сразу же после заседания Руководящего совета Проекта 31.03.2010г. в Посольстве Канады в Украине состоялся официальный приём в честь начала реализации Проекта UJJRP, в котором приняли участие представители более 25 государственных и негосударственных учреждений, посольств и стран-доноров (Информационный бюллетень №1 проекта UJJRP/июнь 2010).
Спустя два года после начала реализации проекта «Агритим Канада Консалтинг Лтд.» подписала соглашения о партнёрстве с Высшим специализированным   судом Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел (12.12.2012г.) и Верховным судом Украины (19.12.2012г.) [27, 28]. Тексты соглашений не обнародованы.                      
 
Соглашения со стороны судов подписали их руководители – Председатель Верховного Суда Украины Петр Пилипчук и и.о.Председателя Высшего специализированного   суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел Станислав Мищенко. Со стороны «Агритим Канада Консалтинг Лтд.» соглашения подписаны представителем г-жой Сэнфорд – руководителем проекта, не являющейся руководителем Компании.
При подписании вышеуказанных соглашений присутствовали Посол Канады в Украине Трой Лулашник и руководитель отдела технического сотрудничества CIDA Стивен Поттер.
 
Г-жа Сэнфорд пояснила, что заключенные соглашения формализуют сотрудничество с судьями высших судебных инстанций Украины касательно разработки рекомендаций для судей относительно судебного процесса и назначения наказаний несовершеннолетним правонарушителям, усовершенствования действующей судебной практики, что включает в себя также проведение обучения судей в этой отрасли [27, 28].
В свою очередь законность соглашений, заключаемых высшими судебными инстанциями Украины с иностранным юридическим лицом частного права, в которых суды берут на себя те или иные обязанности в части своих должностных полномочий является черезвычайно сомнительной.    
 
Статьи 5, 6 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» N2453-VI от 07.07.2010г. прямо запрещают какое-либо влияние сторонних лиц на процесс правосудия в Украине. Заключение судами Украины соглашений с частными компаниями о сотрудничестве в сфере правосудия законодательство Украины не предусматривает, полномочия руководителей судов на подписание таких соглашений в законах Украины отсутствуют.
 
Процесс подписания соглашений частной канадской фирмы с органами власти Украины продолжается. Из сообщения сайта МВД Украины 02.08.2013г. – « На Ивано-Франковщине состоялось подписание Соглашения о партнерстве с канадской организацией «Агритим Канада Консалтинг Лтд» по реализации пилотного проекта в Ивано-Франковске «Реформирование системы уголовной юстиции относительно несовершеннолетних в Украине».
 
Свои подписи под документом поставили начальник УМВД Украины в Ивано-Франковской области генерал-майор милиции Олег Сало и директор проекта Таня Сэнфорд Аммар. Присутствовавший при этом начальник управления криминальной милиции по делам детей МВД Украины полковник милиции Алексей Лазаренко отметил, что Ивано-Франковск, как пилотный регион, начинает совершенно новую форму работы, которой в Украине еще   ​​не было… » [38].
                     
6.2. Кто инициировал реформу?
Ведущей международн
11 ноября 2013 в 22:57
Отвечать в темах на Cоветчице можно только зарегистрированным пользователям. Зарегистрируйтесь, а если Вы уже зарегистрированы — авторизируйтесь
Мнения, высказанные в этой теме, передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию администрации.
Аноним-ка
1 Аноним-ка
11 ноября 2013 в 22:59
6.2. Кто инициировал реформу?
Ведущей международн

?????????7
Сусановна
2 Сусановна
11 ноября 2013 в 23:02
кроме как скопировать текст с инета, ничего нельзя было придумать?
3 MrsProf
11 ноября 2013 в 23:11
а по два раза одно и то же зачем?
https://sovet.kidstaff.com.ua/advice-250772
Сусановна
4 Сусановна
11 ноября 2013 в 23:14 Ответ для MrsProf
Цитата:
а по два раза одно и то же зачем? https://sovet.kidstaff.com.ua/advice-250772


это от радости доступа в интернет.
Оченьценная
5 Оченьценная
11 ноября 2013 в 23:17
Вот это прет!!!!
6 Klerun
12 ноября 2013 в 09:30
Это типа ваш вывод?
’6.2. Кто инициировал реформу?
Ведущей международн’
Вы хоть бы вступление написали, чем конкретно грозит нам инициативы канадцев, о чем собираетесь выкладывать длинный текст... Вы его хоть сами читали? Нечитабельно вообще, особенно для тех кто не посвящен в проблему. Я читать не буду, длинно, путано и без окончания.